Реальность

Разменный дукат: продолжение расследования о деятельности Комского

13 ноября 2018 | 10:00

После выхода первой публикации «Теневой игрок или правая рука Табачника — мнение реалиста о коллекционере Комском» мы получили немало откликов от обманутых читателей, которым пришлось столкнуться с изнанкой галерейного и антикварного бизнеса. Для нас уже очевидно, что собираемого материала хватит на серию публикаций о царящих схемах мошенничества в арт-сфере Украины и наиболее заметных ее представителях. Поэтому мы не можем и не имеем права скрывать от общества правду о Леониде Комском и бизнесе, который вырос на обмане ничего не подозревающих покупателей предметов искусства. Мы начинаем серию публикаций о Леониде Комском. И надеемся, что правоохранительные органы наконец всерьез захотят разобраться, что же происходит на рынке с многомиллионным оборотом в долларовом исчислении?

Несмотря на предбанкротное положение Леонида Комского, о котором мы писали в первой публикации, его аукционный дом «Дукат» продолжает свою работу. С 6 по 11 декабря Леонид в нем пройдет так называемый «Тихий аукцион», на который выставят 90 лотов: живопись, графика, фотография и скульптура украинских художников ХХ и ХХI веков. И сколько среди них подлинников, а сколько подделок — вопрос. Потенциальным покупателям в любом случае нужно быть начеку. А для искусствоведов, представителей общественных организаций и правоохранительных органов посещение «Тихого аукциона» может стать хорошим поводом проявить свою экспертизу, гражданскую позицию и профессионализм соответственно.

Увы, в Украине нередки случаи, когда через официального продавца легализируется фальшивка либо украденное из музеев. И еще неизвестно, что хуже. Нам удалось собрать несколько громких скандалов, связанных с одиозным украинским политиком Дмитрием Табачником и его личным арт-дилером Леонидом Комским.

Галлерея ДУКАТ
Галлерея ДУКАТ

Как формировался рынок картин-подделок

В 2004-м году в киевском Музее российского искусства проходила выставка картин украинского соцреализма «Из частных коллекций». Мероприятие лично курировал Дмитрий Табачник, на тот момент вице-премьер в Кабинете министров Виктора Януковича. В одном из интервью накануне открытия выставки Табачник активно призывал покупать картины украинских мастеров, поскольку те постоянно растут в цене, и развивать рынок антиквариата. А потом вскрылся неприглядный факт: часть представленных картин были подделками. Громкий скандал разгорелся вокруг картины «Свадьба» одной из самых известных украинских художниц прошлого века Татьяны Яблонской. Тогда она заявила: «Это не моя работа, как и остальные три картины, которые представлены в каталоге под моим именем». Неудивительно, что ее даже не пустили на выставку! Яблонская обратилась в Подольский суд, чтобы организаторы опровергли приписываемое ей авторство тех картин, которые значились в каталоге, но безуспешно. После смерти художницы уже ее дочь пошлаискать справедливость в Шевченковский суд о защите чести и достоинства покойной матери, но и здесь добиться справедливости не получилось — высокопоставленный покровитель выставки «Из частных коллекций» включил административный ресурс.

В августе 2015 года «Комсомольская правда» написала, что Дмитрий Табачник попал под подозрение Генеральной прокуратуры из-за пропажи четырех картин Николая Глущенко из здания Кабинета министров Украины: «В рыболовном колхозе» (1952 год), «Паруса на море» (1951 год), «Днепровские дали» (1937 год) и «Село у реки» (1951 год).

Вкратце история такая. В далеком уже 2001 году Национальный художественный музей передал Кабмину 18 картин Глущенко. Пропажу сотрудники музея обнаружили спустя три года, а публичной огласке сам факт был предан только в 2011 году, когда комиссия Художественного музея провела сверку в здании правительства. То есть, целых десять лет реальная судьба картин была неизвестна! После того, как поднялся шум в прессе, две картины вдруг нашлись — «В рыболовном колхозе» и «Паруса на море». Другие же — «Днепровские дали» и «Село у реки» — по мнению музейщиков оказались подделками, сделанными в 2000-е. Как тут не процитировать Бориса Колесникова, сказавшего о Табачнике в интервью «Обозревателю» в 2008-м году: «Что он вообще делать умеет, кроме того, как книжки и картины из и так небогатых украинских музеев тырить?».

Интерес к картинам Николая Глущенко легко объяснить. На официальных аукционах средняя цена его картин оценивается в 100 тысяч долларов и выше. И здесь дело не только в таланте первого украинского импрессиониста, написавшего свыше 17 тысяч картин — большой интерес к его творчеству «подогревает» биография художника. Он обучался живописи в Париже и Берлине, учил рисовать Адольфа Гитлера, а тот называл его своим любимым художником. А кроме того полтора десятка лет был агентом советской разведки и еще в июне 1940-го года передал в Москву данные о подготовке Германии к нападению на Советский Союз. Глущенко был щедрым художником. Случалось, что он нередко на очередной своей выставке бесплатно раздавал 20−30 этюдов посетителям. Такие сейчас продаются по 30−40 тысяч долларов. А середине 90-х годов, когда художественные музеи грабили по всем городам Украины, за работами Глущенко началась настоящая охота.

После скандала с пропажей картин Глущенко, Дмитрий Табачник вдруг резко стал открещиваться и от интереса к его творчеству и коллекционирования картин, и вообще сказал: «Я не любитель искусства, я — бюрократ!». Странно, что при этом он возглавлял Гильдию антикваров Украины и входил в редакционную коллегию журнала об искусстве и антиквариате «Антиквар», который издавал его друг и личный арт-дилер Леонид Комский. Но это лишь несколько скандалов, вопреки желанию дуэта Табачник-Комский ставших публичными. Есть и те, о которых СМИ еще не писали. А пока приоткроем тайну создания картин-подделок.

Украинский галерист Леонид Комский
Украинский галерист Леонид Комский

Легализация фальш-арта: арт-дилер в деле

Технология создания подделки картины выглядит так. Сначала нужно найти краски и холст, соответствующий тому автору и той эпохи, в которой он работал. К слову, любимые Дмитрием Табачником и Леонидом Комским художники-соцреалисты подходят для этого идеально. Следующий шаг — это организация «правильной» экспертизы, когда подделка превращается в «подлинную картину». Сделать это при наличии административного ресурса, которым обладал Табачник в бытность вице-премьером по гуманитарным вопросам, дело техники. Третий и последний этап — собственно правильная продажа через подконтрольные аукционные дома или галереи — именно для этих задач работал Комский и его аукционный дом «Дукат».

Еще один вариант легализации фальшивой картины — это, как ни странно, западные аукционы. Полотно не обязательно должно быть специально написано для этой цели. Возможен вариант, что это была картина-копия, созданная студентом художественной школы, но за давностью лет уже непонятен ее статус из-за дефицита информации: отсутствуют данные в каталогах, нет качественных фотографий оригинала. Умельцы именно этим и пользуются, организовывая «правильную оценку» и выставляя ее на аукцион в Европе. Уже после этого картина завозится в Украину: потенциальному покупателю здесь и в голову не придет, что перед ним качественная подделка, оцениваемая в десятки, а то и сотни тысяч долларов.

А чтобы продажа фальш-арта не вызывала сомнений, все должно быть обставлено солидно. «Это целая система — у меня есть дилеры, есть эксперты, которым я доверяю. Это уже традиция, которая сложилась за два десятилетия», — проговорился как-то Дмитрий Табачник о выстроенной им инфрастуктуре вокруг украинского искусства. Главный помощник Табачника на арт-рынке — дилер и эксперт в одном лице Леонид Комский.

Комский, как и его некогда высокопоставленный покровитель также считается большим ценителем украинского соцреализма. Как мы писали ранее, сам галерист признавался, что в его продажах картины Николая Глущенко находятся среди лидеров. Но подлинные ли картины того же Глущенко так успешно он продает?

«Фальшивку не выбрасывают на рынок сразу после изготовления. Свежесть полотна авторства, скажем, того же Глущенко сразу бросается в глаза. Поэтому работу искусственно состаривают, выжидают еще несколько лет и потом уже пытаются продать», — со знанием дела разъяснил Комский как-то комментарии газете «Капитал».

В интервью «Комсомольской правде» Комский авторитетно заявлял, что лучший способ застраховаться от покупки картины-фальшивки — это консультация профессионалов: «Их в Украине хоть и немного, но они есть. А наилучший специалист — это сам антиквар». Естественно, к этому небольшому числу профи он причисляет и себя, тем самым намекая к кому можно обращаться за «экспертизой». Но после бегства Табачника обеспечивать бесплатный поток аутентичных картин украинских художников Комскому стало некому. И дела с каждым годом у него идут все хуже. Об аресте всей недвижимости и ипотеке на 2 миллиона долларов мы уже сообщали.

К слову, сейчас Комский настоятельно рекомендует ценителям искусства пополнять свои коллекции работами таких украинских художников как Вениамин Кушнир, Николай Тригуб, Алла Горская и Анатолий Лымарь. Они как раз не относятся к соцреализму, а представляют андерграунд: «Сейчас это тренд, который набирает цену». Коллекционеры, обратите внимание, возможно, если у вас есть картина одного из этих авторов — это подделка? Илибыла украдена из музеев?

«Тихий аукцион» в «Дукате», который начнется 6 декабря, в свете опубликованного нами материала полностью оправдывает свое название — там по-тихому могут продавать фальш-арт или украденные картины. Надеемся, неравнодушные знатоки искусства и общественники не позволят позорить память великих украинских художников, чьими именами торгует Комский.