История одного человека

Путешественник из Панасовки: история 79-летнего скульптора Валерия, которому организовали поездку в Грецию

27 марта 2018 | 18:25

Скульптор Валерий из Панасовки, для которого через соцсети собрали деньги на поездку в Грецию, вернулся в Украину. Его рассказы о приключениях — это не только впечатления о жизни за границей. Это маленькая история большого человека.

Валерию Ермакову 79 лет. Он скульптор-самоучка, который живет в селе Панасовка Полтавской области. Его дом стоит у окраины леса, найти жилище довольно просто — территорию участка украшают скульптуры, созданные по мотивам греческой мифологии. Другие творения Валерия хранятся в мастерской, где он держит заготовки новых фигур и картины, нарисованные по журналам.

Больше года назад в гости к Валерию приезжала команда Ukraїner (социально-культурный проект, рассказывающий о разных уголках Украины) во главе с ее создателем Богданом Логвиненко.

Богдану так запомнилась тяга к творчеству и непосредственность Валерия, что у него возникла идея устроить путешествие для скульптора по Греции. Он организовал сбор средств в соцсетях, и всего за три часа для Валерия собрали 40 тыс. грн. Даже после этого люди продолжали присылать деньги.

На этом этапе приключения Валерия и команды Ukraїner только начались. Им предстояло оформить для мужчины биометрический паспорт, попутно восстановить паспорт гражданина Украины, на котором, как оказалось, 20 лет не было штампа о выдаче. Этого просто никто не замечал.

После нелегких скитаний по административным центрам все документы были готовы. Валерий стал гордым обладателем не только биометрического паспорта, но и ID-карты, выданной взамен привычного для него документа.

В марте Валерия привезли в Киев, а оттуда прямо в Афины. О том, что это произойдет с ним на самом деле, скульптор не верил до последней минуты.

Чтобы рассказать о поездке в Грецию, по возращении в Украину была организована встреча с Валерием и его поклонниками. Об их существовании мужчина даже не догадывался. Но практически каждый день, проведенный за границей, Богдан документировал в Facebook. Так за скульптором следили сотни людей.

Богдан Логвиненко, Валерий Ермаков, Павел Пашко
Богдан Логвиненко, Валерий Ермаков, Павел Пашко

В одном из открытых пространств Киева собралось много людей. Все они ждут пана Валерия. Он выходит к ним в сопровождении Богдана Логвиненко и фотографа Паши Пашко — его верных спутников в путешествии. К слову, в Греции они не только гуляли со скульптором, но и снимали о нем фильм, который в скором времени будет смонтирован и выпущен в интернете.

После вступительного слова микрофон передают Валерию. «Все было ново», — растерянно говорит он.

Затем сам спрашивает, что же ему стоит рассказать, и принимается описывать то, что его впечатлило больше всего. Греческие дороги.

«Дороги, если есть платные, то заплатил и несись 130 км в час — это я смотрел по спидометру. А те, которые не платные, почти такие же».

Возле дорог скульптор увидел горы с необычным покрытием: «С одной стороны гора до неба, а с другой стороны море. Некоторые горы закрывались металлической сеткой, чтобы вниз на голову не падали кирпичи».

«В Афинах живет почти половина населения Греции. Там очень тесно, машины ходят одна от другой на полметра, только можешь и влезть в нее, а по бокам 30 см — это лучший вариант. За машинами столики стоят по всей улице. Я думал, Господи, когда они работают?» — делился увиденным Валерий.

Помимо дорог, Валерий с восторгом говорил о горах.

«Горы такие, что я не ожидал. Думал, приеду в Грецию, а там будут холмы и небольшие деревья. Ошибся. Горы были такими большими, что на них даже лежит снег. А дороги, конечно, хорошие».

На одежде у Валерия закреплен значок, его скульптору подарил мэр маленького городка Захаро. Валерий говорит, что на нем изображен щит Зевса под названием Эгида, поэтому он находится под эгидой.

Вспоминая о своих греческих приключениях, Валерий рассказал о том, где он успел побывать. Видел винодельни с огромными бочками, на которых изображены сюжеты из мифов. Заходил на стадионы с невероятной акустикой, ходил по музеям, изучая пропорции скульптур.

А потом, заулыбавшись, сообщил, что успел подметить, как цветет лимон. «Цветы длинные, как колокольчики. Так и висят на деревьях будущие лимоны».

По просьбе слушателей из зала Валерий описал еду, которую он пробовал в Греции. Сразу подметил, что ему запомнились консервированные персики. Еще там «вдоволь сметаны, чего нет у него в селе» и «салаты неизвестно из чего даже сделаны».

Валерий продолжает рассказ, говоря о колоннах, которые делали древние греки, и большом количестве ступенек, которые нужно преодолеть, прежде чем попасть в здание.

«Интересная архитектура. Там широкие балконы, их даже нельзя назвать балконами, это целые лоджии с видом. На них стоит столик, четыре стула. Целая площадка, танцевать можно».

Наконец Валерия спрашивают о самом главном — о новых скульптурах, на которые его должна была вдохновить Греция. Валерий опять улыбается. Говорит, что еще до поездки у него было много планов и их нужно обязательно воплотить, а не бросить.

«Менять все планы не в моем характере. Я еще должен сделать три скульптуры и три картины, чтобы начать делать греческую мифологию», — говорит скульптор. Он тут же добавляет: «Правда одна из скульптур чисто мифологическая. Еще одна хорошая тема на перспективу — это спасение Андромеды смелым Персеем».

Удивительно, но Валерий никогда не говорил, что у него есть большая мечта побывать в Греции. Он признается, что о таком даже и не мечтал. После завершения тура Валерий не собирается предаваться меланхолии и настроен на серьезную работу.

«На вопрос „Захочется ли мне еще?“ я отвечаю „Не захочется“. Если я не буду творить, то грош цена мне. А если я буду ездить, то уже не буду творить».

Валерий всю жизнь проработал инженером-конструктором. По возвращении домой, помимо творческих планов, он будет выделять время на бытовые хлопоты. Их у Валерия немало, и они существенно отличаются от комфортной жизни в городе.

«Когда холодно, я встаю и первым делом иду за дровами на улицу и затапливаю печь. Чтобы как-то крутиться, нужно дождаться, пока закипит вода. Потом готовлю чай. Еще собакам и котам надо приготовить еду».

К кошкам Валерий питает особую любовь. Шутливо говорит, что они его изматывают по ночам, когда просятся на улицу. Даже сетуя на них, мужчина серьезно добавляет: «Коты, между прочим, это теплолюбивые животные, их нельзя держать на улице». Поэтому Валерий дожидается, когда они вернутся домой.

После утренних забот Валерий носит воду, но даже она не всегда бывает под рукой. Недавно, например, замерз колодец и для нужд приходилось брать снег.

Потом, как говорит Валерий, у него появляется пресса, а в 8 часов вечера по расписанию запланированы новости по телевидению. Правда, такой распорядок не совсем устраивает мужчину: «Сейчас я сказал себе, что сломаю телевизор. Потому что телевизор этот проклятый держит меня до 2−3 часов ночи. Вот почему я мало сплю. Взамен мечтаю купить приемник».

По возвращении домой Валерий планировал собрать односельчан, чтобы рассказать им о жизни за границей.

В Панасовке с ним живут 20 человек. Валерий говорит, что к ним нужен особенный подход: «Их трудно завлечь. А как я завлекаю? Кого вином, кого еще чем».

«Раньше я несколько раз пытался их объединить, раза два старался, но потом это отошло. Поставил стол, салаты, вино, пытался светские беседы вести. Но они меня почему-то не очень воспринимали».

В Панасовке нет ни магазинов, ни аптеки, ни почты. Зато есть люди. Есть Валерий. И это делает село особенным местом. Со своими мифами, скульптурами и воспоминаниями о Греции.

«Глухое место Панасовка. Ничего там нет. Но мне оно нравится. Я оттуда никуда. Шикарное место, между прочим», — резюмирует Валерий.

Когда вопросы слушателей заканчиваются, Валерий берет свою полосатую торбу и скромно разворачивается к выходу. Его останавливают желающие сделать фото со скульптором. Среди них находятся те, кто проезжал мимо Панасовки и видел его скульптуры. Валерий снова улыбается и начинает новый разговор о красоте.

Читайте также: Художники месяц путешествовали по США — желающие возили их по стране

Фото обложки: Ukraїner; другие фото: Марина Нижник