Популизм

Популизм в Латинской Америке уже не тот

22 ноября 2016 | 11:30

В то время как популизм на подъеме в Европе и США, в Латинской Америке он переживает закат, пишет британский журнал The Economist.

Когда латиноамериканцы смотрят на Дональда Трампа, многие думают, что уже видели такого, как он. Всего лишь несколько лет назад популисты-националисты имели власть над регионом — начиная от Уго Чавеса в Венесуэле, Кристины Фернандес в Аргентине и заканчивая Рафаэлем Корреа в Эквадоре.

Теперь Чавес мертв — Венесуэла в кризисе, Фернандес сталкивается с обвинениями в коррупции, а Корреа решил не баллотироваться на четвертый срок в следующем году. Популист Эво Моралес в Боливии потерпел поражение на референдуме в этом году, который мог бы позволить ему оставаться у власти до 2025 года.

Всплеск популизма в Латинской Америке в 2000-е годы во многом обязан экономическому застою и финансовому кризису, поразившему регион в конце 1990-х годов.

Президент Боливии Эво Моралес. Фото: EPA/MARTIAL TREZZINI
Президент Боливии Эво Моралес. Фото: EPA/MARTIAL TREZZINI

Их появление в Латинской Америке во многом было связано с неравенством доходов, глубоким различием уровня бедности и богатства, так же, как сейчас популизм в развитых демократических странах стимулируется кризисом.

Чавесу и ему подобным чрезвычайно повезло быть у власти, когда взорвался сырьевой бум как следствие индустриализации Китая. С большим количеством сырья они были популярны. Теперь же деньги закончились. Поскольку экономика Китая замедляется, Латинская Америка страдает уже шестой год подряд от экономического застоя. Из-за финансовой безответственности своих популистских лидеров экономики Венесуэлы, Аргентины и Эквадора ушли в рецессию. В ряде стран запрос на перемены подстегнула коррупция.

Председатель КНР Си Цзиньпин и президент Эквадора Рафаэль Корреа. Фото: EPA/Jose Jacome
Председатель КНР Си Цзиньпин и президент Эквадора Рафаэль Корреа. Фото: EPA/Jose Jacome

Для того, чтобы сохранить свою связь с «народом», популисты часто расточительны. Они не делают ничего или почти ничего, чтобы уменьшить неравенство доходов в долгосрочной перспективе. Такие политики, как правило, игнорируют систему сдерживаний и противовесов и стирают различия между лидером, партией, правительством и государством.

Все популистские правители в Латинской Америке представляли себя как спасителей «народа», выступая против «олигархии» или «империализма». Такую же риторику имеют аналогичные политические манифесты Дональда Трампа и Найджела Фаража в Великобритании — они против «истеблишмента».

Найджел Фараж. Фото: EPA/PATRICK SEEGER
Найджел Фараж. Фото: EPA/PATRICK SEEGER

Новые правительства в Аргентине, Бразилии и Перу заинтересованы в более тесных экономических связях с США. Для Латинской Америки победа Трампа не может быть хуже, если он реализует свое обещание отступить от торговых соглашений и наложить защитные тарифы.

В то же время, в Мексике в 2018 году на президентских выборах могут увеличиться шансы Андреса Мануэля Лопеса Обрадора, особенно если Трамп разорвет Североамериканское соглашение о свободной торговле (между США, Канадой и Мексикой) и построит обещанную стену вдоль границы.