Lifestyle

Ошибка агента: как можно было допустить такое интервью Питта?

05 мая 2017 | 18:00

История позора GQ Style с Брэдом Питтом — это самое мучительное интервью 2017 года, пишет британская газета The Guardian.

Пик мучительных интервью журналов знаменитостей уже достигнут в 2017 году — им стало интервью Брэда Питта на фоне национальных парков Америки.

Актера, конечно, очень жаль. Он разводится, а точнее с ним разводятся, когда он действительно этого не хочет. Он, должно быть, опустошен и едва ли мог выглядеть более «неестественно» на снимках.

Но агента/менеджера/публициста/любого человека, который отдаленно несет ответственность за направление звезды, теперь вынужден «нести клеймо этого интервью всю оставшуюся жизнь».

В какой-то момент Брэд объясняет интервьюеру Майклу Патертити: «Я прошел через два психотерапевта, чтобы добраться до нужного». Что озарило его решение обсудить интимные подробности своей личной жизни в этом интервью?

Еще одна вещь, которую не хочется признавать, — это то, что он как знаменитость дает действительно то, чего мы от наших знаменитостей хотим. Мы не хотим предусмотрительной сдержанности. Мы не хотим, чтобы они скрывали тот факт, что работают в лечебной среде из глины.

Мы хотим, чтобы они думали, что лучший путь пройти боль — это, вероятно, стоять на коленях в национальном парке и говорить о назначенных судом правах посещения для читателей GQ Style. Мы хотим этого. А они это делают.

И это ужасно.

По крайней мере, 70% вопросов этого интервью звучали как вызов: «Что такое боль, эмоциональная и физическая?». Есть момент, когда интервьюер просто говорит Брэду: «Метафоры — это моя жизнь». И затем решает включить это утверждение в окончательный вариант.

Что касается создания величественности национальных парков Америки на фоне всего сказанного и показанного — это кажется особенно злым. Это как заставить Энсела Адамса снимать Мэрайю Кэри. Чего стоит только фотография Брэда, делающего в Эверглейдс ветреный молитвенный жест. Здесь он распластался в дюнах Национального памятника «Белые пески». Вот сталагмит, отчаянно пытающийся вырваться из пушки в пещерах Карлсбада. А вот Брэд возвращается в Эверглейдс, требуя от неба ответов.

Более того, Брэд говорит о собственных скульптурных проектах: «Я работаю с глиной, штукатуркой, арматурой, деревом. Просто пытаюсь изучить материалы. Знаешь, я сам себе удивляюсь». Это отступление напоминает, как Чазз Майкл Майклс говорил в Blades of Glory: «Перед большим соревнованием я люблю работать с кожей. Коренные американцы всегда говорили, что работа со шкурами освобождает твою душу».

Так или иначе. Все, что хочется, — это помочь Брэду чувствовать себя лучше, как только он сможет. И если часть его души ищет для этого новое шоу, то вряд его будет жаль хоть минуту.