Животные

Можно ли вернуть в природу вымерших животных? Объясняет зоолог

10 июля 2018 | 13:18

Успехи в клонировании показывают, что при наличии неповрежденной ДНК ученые могут достичь больших успехов в восстановлении вымерших видов. Но идея создания парков, на территории которых будут жить давно исчезнувшие животные, многим специалистам кажется сомнительной.

Подробнее об этом в рамках проекта «Интеллектуальные дискуссии» рассказала Марина Шквыря, зоолог, кандидат биологических наук, сотрудница Киевского зоологического парка общегосударственного значения.


Последние 20 лет в Европе очень популярна и даже коммерчески поддерживается идея ревайлдинга — восстановления на больших территориях видов, которые когда-то здесь жили, либо заселение видов, которые могли бы служить аналогами. Например, тур вымер, но можно завезти буйвола, тарпан исчез, но его место может занять лошадь.

Недавно в одной европейской стране произошел драматический случай, когда в таком парке десятки тысяч копытных животных попросту легли от голода. Потому что природу имитировать очень сложно. Как работает ревайлдинг с точки зрения законодательства? В аренду берут несколько сотен гектаров, завозят туда животных и выпускают. Они съедают там всю траву, но не могут уйти никуда за пределы этих гектаров в поисках новой пищи.

Съев траву, животные не могут перекочевать в другое место, чтобы вернуться, когда она снова вырастет.

В Украине подобные эксперименты тоже были. Заповедник Аскания-Нова вместе с Институтом зоологии выбросили нечистокровных лошадей Пржевальского в Зону отчуждения. Есть в этом смысл? Конечно, нет. Туристам они нравятся, но по факту нельзя выпускать лошадей Пржевальского в зонах, где возможно перекрытие с домашней лошадью. Теперь их ведут далеко в оренбургские степи и Монголию, чтобы не было никакого контакта с домашней лошадью — иначе весь проект пойдет прахом.

Нельзя выпускать лошадей Пржевальского в зонах, где возможно перекрытие с домашней лошадью
Нельзя выпускать лошадей Пржевальского в зонах, где возможно перекрытие с домашней лошадью

Просчитать последствия и реализовать такие проекты очень сложно. И как бы нам не хотелось вернуть мамонтов, мы до сих пор не можем справиться ни с лошадью Пржевальского, ни с зубром. Все зубры, живущие сейчас в дикой природе, представляют собой полувольные популяции. Они не могут уйти из Беловежской пущи, потому так и будут ходить от кормушки к кормушке, сталкиваясь с проблемами инбридинга (близкородственного скрещивания) или санитарными отстрелами.

Сказок не бывает. Для того, чтобы природа работала, нужны огромные пространства. Эволюционная машина должна перерабатывать множество особей и поколений. А ждать, что в одной конкретной «банке» случится чудо, природа вернется, а эволюция будет цвести и пахнуть — слишком наивно. Пока что все эти попытки похожи на детские игры в песочнице.

Читайте также:

Чем отличаются зоопарки, контактные зоопарки и зверинцы? Объясняет зоолог

Дети и лемуры несовместимы — зоолог о проблемах диких животных в Украине