Реальность

Ольга Омельянчук - о желаниях и возможностях СМИ

02 ноября 2016 | 17:25

Сегодня в мире отмечают День прекращения безнаказанности за преступления против журналистов. А еще 16 лет назад, 2 ноября 2000 года, в Таращанском лесу в 100 км от Киева нашли обезглавленное тело основателя Украинской правды, журналиста Георгия Гонгадзе. Заказчики зверского убийства до сих пор на свободе, а в Украине, увы, и сегодня хватает достаточно примеров того, как за преступления против журналистов виновных так и не наказывают.


С момента моей первой публикации в СМИ прошло почти восемь лет. К счастью, за это время мне не пришлось испытать лично на себе настоящее беззаконие. За исключением пары драк в судах, десятков sms с угрозами и столкновений во время Майдана, моя скромная персона с насилием из-за профессии не сталкивалась. Для моих родителей, конечно, и этого перечня хватает, чтобы очень переживать, когда я долго не отвечаю на звонки. Но исходя из глобальной практики, адресованные мне сообщения с текстом, вроде «я знаю, где ты живешь — готовься сдохнуть, тварь», — капля в море и не более того. Но сейчас немного о другом.

У меня есть коллега, он живет в Казахстане, одной из стран бывшего СССР, сохранивших жесткое авторитарное правление; это талантливый журналист, и ему приходится немало изощряться, чтобы в текстах (особенно на политическую тематику) можно было сохранять легкую иронию и, главное, объективность.

Мммм… День борьбы с чем? Ха-ха, это точно не к Казахстану! У нас вот-вот примут законодательные изменения, согласно которым на профессии журналиста можно сразу ставить жирный крест

Сегодня я написала ему сообщение о Дне прекращения безнаказанности за преступления против журналистов и уже приготовилась было строчить о том, как несправедлив этот мир и о том, как непросто журналистам работать тут в Украине. Но коллега опередил меня, написав: «Мммм… День борьбы с чем? Ха-ха, это точно не к Казахстану! У нас вот-вот примут законодательные изменения, согласно которым на профессии журналиста можно сразу ставить жирный крест».

По его словам, кроме наступления на свободу слова, в Казахстане хотят обязать представителей СМИ брать со всех без исключения героев статей письменное разрешение на публикацию данных о них. Также местное правительство всерьез решило запретить пользоваться любыми источниками информации, кроме официальных. Также может быть отменено анонимное комментирование в интернете — сайты хотят обязать убирать комментарии людей, которые отвечают не под своим реальным именем.

Появится Единый центр для трафика операторов связи, который позволит одной кнопкой отключать весь мобильный интернет в стране

Более того, совсем скоро в Казахстане появится Единый центр для трафика операторов связи, который позволит одной кнопкой отключать весь мобильный интернет в стране.

Да, очевидно, что в Украине есть немало проблем со свободой слова и ответственностью за противоправные действия по отношению к журналистам. И еще более очевидно, что многие представители отечественных СМИ и знать не знают, что Международный день прекращения безнаказанности за преступления против журналистов вообще существует.

Главным преступлением здесь, пожалуй, являются наши собственные нежелание и неготовность тянуться к более высоким журналистским стандартам

Но когда слышишь истории от коллег, работающих совсем в других условиях, в условиях, вроде тех, что в Казахстане, осознаешь, что в украинских СМИ дела не так уж плохи. И главным преступлением здесь, пожалуй, являются наши собственные нежелание и неготовность тянуться к более высоким журналистским стандартам.

Когда журналистов ущемляет система власти и силовых/судебных структур — это одно. Одно дно. Но, когда мы сами не хотим быть лучше, радуемся, когда у кого-то из коллег начинаются неприятности и, самое противное, пытаемся показать, что мы сами лучше, чем есть на самом деле, — это уже другое, еще более глубокое дно.

Мнение редакции Realist’а не всегда совпадает с мнением автора.