Инаугурация Трампа

Сапожник Мелании Трамп не приедет на инаугурацию: попал под санкции

19 января 2017 | 12:00

Маринко Умичевич — боснийский сапожник. Если быть точным, он технический директор обувной фабрики Bema в Баня-Луке, член Альянса боснийских сербских независимых социал-демократов (SNSD), а также советник лидера этой партии Милорада Додика, президента боснийской Республики Сербской, пишет американский журнал Foreign Policy.

На Додика наложили санкции за попытку нарушить Дейтонские соглашения. А тем временем Умчевича пригласила на инаугурацию Дональда Трампа жена будущего президента США Мелания — его лояльная клиентка. Но боснийский сапожник не может приехать в Вашингтон, поскольку ему, как и Додику, было отказано в визе в Соединенные Штаты. Это несмотря на то, что у него все уже было готово ­- и смокинг, и галстук-бабочка, и даже подарки.

Давайте представим себе, как Умчевич проведет эту неделю в Боснии.

Сцена: тускло освещенная квартира. Маринко стоит на кухне, греет руки на чашке горячего чая. В соседней комнате включен телевизор. Умчевич вспоминает об извинениях в письме, которое он послал Мелании Трамп, где сказал, что не сможет присутствовать на церемонии инаугурации. Маринко тяжело вздыхает.

Умчевич устал. Он проводил время, покупая подарки для семьи Трампа. Для Дональда — тапочки с вышивкой и шарф с флагами Республики Сербской и местного футбольного клуба; для Мелании — удобную ночную рубашку с традиционной вышивкой. Он думал об Иванке, с которой они могли бы заключить совместные бизнес-соглашения.

Однако потом, после воскресной пресс-конференции, где он объяснил, почему не будет присутствовать на церемонии, он почувствовал облегчение. Он хотел пойти, не так ли? Для того, чтобы быть ближе к власти? Разве это — не то, чего он хотел? И если да, то почему он был так счастлив, что остается в Боснии?

И зачем он вообще проводил пресс-конференцию? Он ведь сапожник.

Был момент, когда он хотел просто делать обувь для людей, идущих по коридорам власти. Теперь он иногда и сам ходит по ним. Но как только человек получает власть — он снова хочет довольствоваться малым.

Он вспомнил Додика. США наложили на него санкции за то, что тот активно продвигал празднование боснийскими сербами 9 января Дня государственности в честь 25-й годовщины провозглашения независимости так называемой Республики Сербской.

Почему Додик сделал это? А потом угрожал референдумом о выходе Республики Сербской из Боснии — зачем? И почему он, Умчевич, был его советником? Он сапожник или советник президента?

Его мысли переключились на Меланию. Какой далекий путь она проделала, чтобы сейчас стоять на сцене. Хотела ли она быть там?

А он, хотел ли? Маринко потягивал чай. Было некое простое удовольствие в том, чтобы находиться здесь, в своей квартире в Боснии. В спокойной жизни, далекой от власти.

Умчевич вздохнул. Возможно, на следующей неделе, когда Трамп будет президентом, он захочет быть ближе к власти снова. Но на этой неделе он был доволен быть там, где он был.