Культура

Лине Костенко исполнилось 89 лет: лучшие цитаты и факты из биографии

19 марта 2019 | 13:10

19 марта поэтессе и писательнице Лине Костенко исполнилось 89 лет. Живой классик и легенда украинского шестидесятничества никогда не теряла независимости ни в творчестве, ни в жизни. Благодаря исключительной честности ее стихи и проза заслужили любовь читателей, а волевой характер стал ориентиром для многих активных граждан. В день рождения Лины Костенко Realist вспоминает важные события в ее биографии и цитаты из ее произведений.

Лина Костенко родилась в 1930 году в городе Ржищев в учительской семье. Хотя отец будущей писательницы преподавал в местной школе несколько предметов, это не помешало советской власти в 1936 году арестовать его как «врага народа», осудив на 10 лет лагерей. Лояльность Лины Костенко к тоталитарному режиму и безразличию обывателей была уничтожена, что в итоге сделало ее одной из самых ярких представительниц движения украинских шестидесятников.

Я інквізитор. Ну, і що із того?

Чи то такі вже злочини страшні?

Я не хвалюся. Віку золотого,

звичайно ж, не було і при мені.

Ну, катував. Ну, навертав до лона.

Палив багаття вищі голови.

Я їх убив, ну, може, півмільйона…

Ану згадайте — скільки вбили ви?

Образование Лина Костенко получила в Киевском педагогическом институте и Московском литературном инстититуте им. Горького. В это время начинаются ее поэтические выступления, и уже в 1957−58 годах выходят первые сборники стихов — «Проміння землі» и «Вітрила».

Настоящий писательский успех приходит к Лине Костенко в 1961 году, с выходом сборника «Мандрівки серця». Узнаваемый поэтический стиль, интерес читателей и критиков не дали ее творчеству померкнуть среди других талантливых современников. Но хрущевская оттепель и творческий подъем длились недолго, и уже в 1963 году коммунистические идеологи обратили внимание на нежелательные «фривольности» шестидесятников.

Слева направо: Николай Винграновский, Иван Дзюба, Иван Драч, Иван Светличный, Лина Костенко, Евгений Сверстюк
Слева направо: Николай Винграновский, Иван Дзюба, Иван Драч, Иван Светличный, Лина Костенко, Евгений Сверстюк

«Формалистические выкрутасы со словом неизменно приводят к искривлению и затемнению идейно-художественного смысла произведения. Об этом свидетельствует творчество молодых поэтов М. Винграновского, И. Драча, Л. Костенко», — писал секретарь А. Скаба на идеологическом заседании ЦК КПУ. Для шестидесятников это заявление стало сигналом о начале репрессий.

Що ж, авторучка — це не шабля із піхов.

Ворожа кров не бризне з-під пера.

І лиє дощ. І гетьман не приїхав.

Неслушний час. І все-таки пора.

Пора, пора!

Живеться, як на Етні.

Ганьбу віків лиш магма відпере.

Це лиш слова. Зате вони безсмертні.

Вгамуйте лють. Їх куля не бере.

Книги Лины костенко снимали с верстки, в украинских журналах ее стихи стали редкостью, но она никогда не стеснялась критиковать своих «судей».

Блюстителі, халтура — ваше хобі.

Ви, фабриканти вір і недовір,

Зробити вам би по духовній пробі -

вас забракує кожен ювелір.

Номенклатурні дурні, бюрократи,

Пласкі мурмила в квадратурі рам!

Ваш інтелект не зважать на карати,

а щонайбільше просто на сто грам…

В середине 60-х Лина Костенко активно выступала против арестов украинской интеллигенции, из-за чего ее имя долгое время не упоминалось в советской прессе. Вместе с режиссером Сергеем Параджановым, авиаконструктором Олегом Антоновым, поэтом Иваном Драчом и другими сознательными украинцами она подписала открытое письмо в ЦК КПУ с требованием прекратить аресты диссидентов и публично рассматривать их дела в суде.

В 1968 году, когда в газете «Литературная Украина» опубликовали навет на Вячеслава Черновола, Лина Костенко написала письмо в его защиту. Активная гражданская позиция дорого обошлась поэтессе: она находилась в забвении и идеологическом «черном списке» долгих 16 лет. Лишь в 1977 году, с публикацией сборника «Над берегами вічної ріки», ее стихи выходят из самиздатов в большое плаванье.

Мої кохані, милі вороги!

Я мушу вам освідчитись в симпатії.

Якби було вас менше навкруги, —

людина може вдаритись в апатію.

Мені смакує ваш ажіотаж.

Я вас ділю на види і на ранги.

Ви — мій щоденний, звичний мій тренаж,

мої гантелі, турники і штанги.

Спортивна форма — гарне відчуття.

Марудна справа — жити без баталій.

Людина від спокійного життя

жиріє серцем і втрачає талію.

Спасибі й вам, що ви не м’якуші.

Дрібнота буть не годна ворогами.

Якщо я маю біцепси душі —

то в результаті сутичок із вами.

Исторический роман в стихах «Маруся Чурай», написанный Костенко в 1973 году, опубликовали лишь 6 лет спустя. Долгие годы его отказывались издавать под предлогом «затянутости и неактуальности для советского читателя». И хотя за него в 1987 году поэтесса получила Государственную премию УССР им. Т. Г. Шевченко, она никогда не относилась к государственным наградам с трепетом. Это не изменилось и после обретения Украиной независимости.

Когда в 2005 году президент Виктор Ющенко хотел вручить Лине Костенко звание «Героя Украины», она отказалась. «Политической бижутерии не ношу», — заявила поэтесса.

Не треба думати мізерно…

Безсмертя є ще де-не-де…

Хтось перевіяний, як зерно,

У ґрунт поезії впаде.

Митцю не треба нагород,

Його судьба нагородила,

Коли в людини є народ,

Тоді вона уже людина.

В 90-х годах Лина Костенко отказалась от светской жизни, стала отшельницей и почти не общалась с журналистами. Свое состояние она называла «внутренней эмиграцией», при этом продолжая работать: ездить в экспедиции в Чернобыль, писать стихи, издавать новые сборники.

Большое литературное возвращение писательницы состоялось в 2010 году, с выходом первого прозового романа «Записки українського самашедшого». История, в которой эмоционально и бескомпромиссно описан период президентства Леонида Кучмы и Оранжевая революция, стала настоящим бестселлером. «Записки українського самашедшого» — впечатляющая хроника души интеллигента в мире абсурдов — украинского и планетарного", — писал литературный критик Иван Дзюба.

Свобода справді є. Пиши що хочеш. В тюрму не посадять, у психушку не запроторять. Але можуть убити. Деінде журналістів стріляють, переслідують, кидають до в’язниць, а в нас тенденція більше до повішення, до шантажу, до убивства в темну, бейсбольними битами. У випадку Ґонґадзе — до відрубання голови. Так що якби який сучасний Бенвенуто Челліні, то тепер він мав би створити не Персея з мечем і головою Медузи, а бравого правоохоронця з сокирою у правій руці і головою журналіста у лівій.

Лина Костенко на презентации романа "Записки украинского самашедшего"
Лина Костенко на презентации романа "Записки украинского самашедшего"

В период Майдана, после российской оккупации Крыма и с началом войны на Донбассе Лина Костенко не выступала с пламенными речами на массовых мероприятиях, ее гражданская позиция не стала менее активной. Так, в 2015 году поэтесса передавала бойцам АТО свои неопубликованные стихи, а в 2018 году подписала открытое письмо украинских деятелей культуры в поддержку заключенного в России режиссера Олега Сенцова. Ее творчество остается важной вехой украинской литературы ХХ и ХXI века.

І жах, і кров, і смерть, і відчай,

І клекіт хижої орди,

Маленький сірий чоловічок

Накоїв чорної біди.

Це звір огидної породи,

Лох-Несс холодної Неви.

Куди ж ви дивитесь, народи?!

Сьогодні ми, а завтра — ви.