Реформы

Либералы против фискалов, или какой будет реформа ГФС

06 октября 2016 | 14:01

«Если посмотреть, как работает ГФС — там возможностей для коррупции, может быть, больше, чем в любом другом органе. Речь идет о деньгах, есть персональный контакт. Есть возможности манипулировать. Есть полный инструментарий. Те, кто хотят, в принципе, могут сделать все что угодно.»

Это не цитата недовольного предпринимателя, столкнувшегося с произволом фискалов. В таком тоне о работе ГФС высказался министр финансов Александр Данилюк.

На заседании в среду правительство одобрило законопроект с изменениями в Налоговый кодекс, которые, как уверяют в Минфине, дадут старт реформе ГФС. Скоро документ представят Совету реформ при президенте, после чего внесут в парламент.

Realist выделил несколько ключевых моментов проекта, над которым четыре месяца работали в Минфине. С полным перечнем предложений можно ознакомиться здесь:

У Насирова заберут монополию на доступ к данным

Кроме перечисленных Данилюком рисков, у фискальной службы есть монопольный доступ к информации налогоплательщиков. Среди этих данных особую важность представляют те, что касаются налога на добавленную стоимость.

Этой монополии ГФС могут лишить. Все базы данных, которые сегодня ведет фискальная служба, Минфин намерен перебрать под себя. Есть два варианта: или министерство будет администрировать базы, или это будет делать некое госпредприятие при Минфине.

Глава ГФС Роман Насиров ранее заявил, что решение с передачей баз — далеко не самое лучшее, что мог придумать Минфин.

Министерство занимается политикой, а Государственная фискальная служба - администрированием. Понятно, что базы данных - это вопрос администрирования.

— вполне конкретно очертил свою позицию по этому поводу Насиров.

Налогоплательщиков «оцифруют»

С 2018 года предусмотрено открытие единого счета для уплаты налогов. Министерство также предлагает ввести полноценный электронный кабинет налогоплательщика. В нем можно будет сверить расчеты с бюджетом, заполнить и подать налоговую отчетность, зарегистрировать налоговую и акцизную накладные.

Здесь же предусмотрена возможность управления чрезмерно уплаченными в бюджет средствами, а также информирование плательщика о проверках. Есть опция переписки с контролирующими органами. Личное общение сведено к минимуму.

Процесс возмещения НДС также станет прозрачнее, уверяют в Министерстве финансов. «Сейчас возмещение происходит не совсем прозрачно, не совсем вовремя, не совсем происходит. Мы вводим единый реестр возмещения. Все будут в одинаковых условиях», — уверяет министр финансов.

Министр финансов Александр Данилюк. Фото: gk-press.if.ua

С введением единого реестра Госказначейство должно осуществлять возмещение в автоматическом режиме. Никаких выводов от ГФС для этого больше требоваться не будет, обещают в Минфине. Тем самым убирается элемент «ручного» управления.

У ГФС будет 30 дней на проведение проверки. Найдя нарушение, фискалы должны будут внести в реестр информацию о налоговом уведомлении-решении о блокировке определенной суммы. Если претензий нет — возмещение в порядке очереди.

Глава Федерации работодателей Украины Дмитрий Олейник отметил, что и электронный кабинет, и единый реестр бизнес, безусловно, поддерживает.

«Но уже сегодня ничто не мешает ГФС открыть единый реестр. Есть шаги, которые можно делать уже сегодня. В том числе, относительно переноса программного продукта в Минфин. Но уже сегодня, чтобы уменьшить манипуляции, можно ввести систему копирования данных в Минфин», — настаивает глава ФРУ.

В теории хорошо, на практике — опасно

Одно из наиболее важных предложений Минфина — запрет на одностороннее расторжение договоров о признании электронных документов. Этот инструмент в руках ГФС позволяет оказывать давление на бизнес, вплоть до остановки работы предприятий.

От договоров как таковых Минфин предлагает отказаться. Взамен, для борьбы с так называемыми «налоговыми ямами», вводится механизм временной блокировки налоговых накладных и расчетов корректировки в Едином реестре налоговых накладных.

«Отбор таких накладных будет осуществляться на основании системы рисков. Эти критерии будут утверждены Минфином», — пояснил Александр Данилюк.

Пока же системы нет, и сколько реально потребуется времени на ее внедрение — неясно. Следовательно, как именно будет происходить блокировка, можно только догадываться.

Проблемы с расторжением не будет только с 1 января 2018 года. Но 2017 год, боюсь, будет действовать и право ГФС на расторжение договоров, и плюс пойдет блокировка отдельных налоговых накладных. Это уже по датам никак не увязывается

— говорит вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей (УСПП) по вопросам налоговой политики Юлия Дроговоз.

Блокировку налоговых накладных стоило привязать к введению электронного кабинета, считает эксперт УСПП. «Договоров не будет, будет только электронная идентификация, будут только ключи — действующие или нет. Другого повода не впустить в электронный кабинет не будет», — рассуждает Дроговоз.

Место для коррупции

В законопроекте есть несколько явно спорных норм. Например, право компаний переносить свои убытки при реорганизации.

«Мне это напоминает 90-е годы, когда шло погашение налоговых обязательств не денежными средствами, а путем проведения взаимозачетов. Особенно когда участвовало несколько предприятий. Вот тогда как раз „рисовались“ самые крупные схемы, когда по этой цепочке потом невозможно было понять, кто является крайним и кому в конечном итоге передаются налоговые долги», — отметила Юлия Дроговоз.

«Там предусмотрены предохранители, чтобы этим не злоупотребляли», — успокаивает Данилюк.

Неоднозначным видится предложение Минфина до конца 2021 года ввести пятилетние налоговые каникулы (нулевая ставка налога на прибыль) для малых предприятий с годовым оборотом до 3 млн грн. Минфин, очевидно, рассчитывает сократить количество компаний, работающих на упрощенной системе налогообложения.

Но есть риск, что по факту желающих уклониться от уплаты налогов станет больше.

Подозреваю, что как только эта льгота будет проголосована, на следующий день весь большой и средний бизнес "подробится" и создаст двадцать новых предприятий, которые не будут пять лет платить налог на прибыль. И каждые пять лет можно регистрировать новые предприятия, на которые выводить прибыль из материнской компании. Это тот самый оффшор внутри страны

— написала в Facebook член парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики Татьяна Острикова (фракция «Самопомич»).

Многие из инициатив Минфина могут быть изменены в ходе работы над проектом в парламенте. Но, пожалуй, самый важный вопрос — это сроки, выставленные в законопроекте. Далеко не все ноу-хау, если их примут, заработают сразу.

Например, передача баз данных от ГФС Минфину должна быть проведена до 1 марта 2017 года. Сколько потребуется времени реально — не знает никто. Да и к тому же, неужели в Минфине рассчитывают на содействие ГФС в этом вопросе?

Еще в одном случае время играет против Минфина. В течение шести месяцев после вступления в силу закона, как это и предусмотрено документом, нужно разработать и внедрить программное обеспечение электронного кабинета. Сроки, откровенно говоря, Минфин выставил амбициозные, учитывая, сколько времени обычно требуется правительству на реализацию законов.