национализация

Кредиторы Приватбанка засудят Украину

22 декабря 2016 | 12:00

Держатели еврооблигаций Приватбанка не согласны со списанием долга перед ними и уже начали формировать комитет кредиторов.

Об этом сообщает Finclub.

Определение единой позиции кредиторов упростит их общение с украинскими властями и облегчит подачу иска. Ответчиками по иску могут стать как государство, так и бывшие собственники и топ-менеджмент банка, которые скрыли информацию о неудовлетворительном состоянии Приватбанка.

Министерство финансов вчера за 1 грн купило 100% акций Приватбанка. Временная администрация выполнила свою миссию и уходит из банка, впрочем, публичным процесс национализации назвать сложно. Если украинским клиентам банка сообщался минимум информации, то с зарубежными власть не общалась, сохраняя от них в тайне процедуру bail-in — процесс конвертации в капитал банка как обязательств банка перед связанными лицами, так и других необремененных обязательств (кроме депозитов и текущих счетов физлиц и юрлиц).
Накануне НКЦБФР утвердила увеличение уставного капитала Приватбанка на 29,4 млрд грн — до 50,7 млрд грн. В Нацбанке и Фонде гарантирования скрывают информацию, за счет каких средств была проведена такая докапитализация. Известно лишь, что эта эмиссия не имеет отношения к обещанию Минфина докапитализировать на первом этапе Приватбанк на 43 млрд грн.
В рамках процедуры bail-in в капитал банка были конвертированы обязательства финучреждения перед связанными лицами и рядом необеспеченных кредиторов, в частности два выпуска еврооблигаций с погашением в январе и феврале 2018 года на сумму $ 335 млн, а также субдолг на $ 220 млн, который привлекался до февраля 2021 года.

Обещание провести bail-in министр финансов Александр Данилюк и глава НБУ Валерия Гонтарева дали еще в понедельник. Тогда чиновники оценили весь объем конвертируемых обязательств в 32 млрд грн. Допэмиссию объявили на 35,9 млрд грн, однако фактическое увеличение составило 29,4 млрд грн.

Александр Данилюк
Александр Данилюк
Валерия Гонтарева
Валерия Гонтарева

Поскольку обещания провести bail-in еврооблигаций были даны в понедельник публично, нерезиденты стали консолидироваться. Уже начался процесс создания комитета кредиторов, которые недовольны конвертацией еврооблигаций в капитал Приватбанка и последующим его обнулением. В том, что конвертированные обязательства были обнулены, можно не сомневаться. Фонд гарантирования вчера заявил, что после дополнительной эмиссии акций капитал все равно оказался отрицательным и был продан Минфину «в полном объеме за 1 грн».

Проведение процедуры bail-in было анонсировано еще в Меморандуме о сотрудничестве Украины с МВФ. Ее могли применить при «чрезвычайных ситуациях для работы с системными банками» под контролем МВФ и Всемирного банка. Правда, в документе тогда речь шла лишь о том, что в капитал банка будут конвертированы только обязательства связанных лиц. «Они рассматриваются НБУ как связанные и будут подлежать bail-in», — сказал министр финансов о евробондах в понедельник. Держатели еврооблигаций на эту угрозу отреагировали мгновенно: котировки бумаг рухнули с 70−72% до 23−25% от номинала, а в среду — до 15%.

Держатели еврооблигаций, которых коснулось «списание», захотят оспорить свои потери в судах. «Такой механизм в определенной степени противоречит принципам международных коммерческих договоров в части добросовестности, равности сторон договорных отношений и справедливости, а также ряду других международных соглашений, регламентирующих корпоративные взаимоотношения, участником которых является Украина. В частности, эти действия противоречат директиве ЕС о реструктуризации и банкротстве банков, а также директивам и регламентам совета по финансовой стабильности Всемирного банка», — говорит управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex Виктор Мороз.

Виктор Мороз
Виктор Мороз

Главный аргумент, который могут использовать кредиторы, — неполучение их согласия на проведение операции. «Процедура bail-in требует обязательного одобрения бондхолдеров, без их разрешения такая процедура может быть признана ничтожной», — считает Виктор Мороз.

Кредиторы могут использовать аргумент, что реструктуризация еврооблигаций Приватбанка осенью 2015 года проводилась под давлением НБУ. «В обращении к инвесторам банк ссылался на постановление НБУ № 329 от 21 мая 2015 года, которое обязало Приватбанк реструктуризировать внешнюю задолженность», — говорит руководитель аналитического отдела компании Concorde Capital Александр Паращий. Речь идет, в первую очередь, о задолженности перед британской «дочкой» Приватбанка UK SPV Credit Finance plc., которая стала посредником при выпуске евробондов, и Standard Bank plc. В Нацбанке считали, что отказ от реструктуризации повлечет за собой риски для выполнения программы капитализации. «Год назад бондхолдеров ввели в заблуждение: под принуждением НБУ и МВФ Приватбанк реструктуризировал еврооблигации, при этом забыли предупредить их о „дыре“ в капитале, которую нашел НБУ», — считает Александр Паращий.

Александр Паращий
Александр Паращий

В прошлом году Приватбанк предложил держателям еврооблигаций перенести срок погашения бумаг с конца 2015 года на начало 2018-го. При этом ставка купона была повышена с 9,375% до 10,25%. Новые условия предлагали погашение евробондов по частям: по 20% основной суммы — в августе 2016 года и в феврале 2017-го, по 15% - в мае, августе и ноябре 2017 года, а также в январе 2018-го. Для получения согласия кредиторов на реструктуризацию Приватбанк пообещал выплатить держателям еврооблигаций по $ 20 за каждые $ 1 тыс. номинала.

Принудительная реструктуризация позволяет кредиторам подать в суд на собственников и топ-менеджеров Приватбанка, которые, предлагая условия реструктуризации евробондов, скрыли от них информацию о «дыре» в капитале.

«Если бы бондхолдеры знали о реальном положении дел в банке, они могли не согласиться на предложенные условия и потребовать досрочного погашения бумаг», — поясняет Александр Паращий.

Также кредиторы могут оспорить свою «связанность» с Приватбанком, поскольку позиция украинской власти в этом аспекте сомнительная. Формально еврооблигации выпустила британская «дочка» Приватбанка — компания UK SPV Credit Finance plc. Именно она получила деньги от покупателей еврооблигаций, которые потом перечислила Приватбанку в виде валютного кредита. И поскольку UK SPV Credit Finance является связанным с банком лицом, то власть решила конвертировать в капитал обязательства Приватбанка перед ней.