Налоговый долг

Как МВФ ругал Насирова за плохую работу с налоговым долгом

11 ноября 2016 | 10:19

В октябре Realist писал, что в Украине существуют узаконенные механизмы уклонения от уплаты налогов. Причем, в особо крупных размерах.

Эти механизмы — рассрочка и списание налогов. Ими пользуются крупнейшие бизнесы страны, включая группы Рината Ахметова и Игоря Коломойского. Покровительствует этим схемам действующая власть.

Выяснилось, что такая практика возмущает не только жителей Украины. В наше распоряжение попало заключение Международного валютного фонда о качестве администрирования налоговых долгов.

Общий смысл текста сводится к тому, что нынешний глава ГФС Роман Насиров плохо взыскивает долг.

Якщо не буде вжито координованих заходів, численні суттєві ризики невиконання податкових вимог в Україні будуть зростати. Наявні дані свідчать про те, що ухилення від сплати податків і недотримання податкової дисципліни є поширеним явищем.

Иными словами, бардак при Насирове ширится, и скоро неуплата налогов из нарушения превратится в правило хорошего тона.

Налоговый разрыв составляет свыше 30% потенциальных доходов

Анализируем июньский отчет департамента по бюджетным вопросам МВФ на тему «Управление риском невыполнения налоговых требований, реформа процедур обжалования и пересмотр правовых полномочий и механизмов защиты налогоплательщиков».

Отчет негативно характеризует результаты деятельности возглавляемой Насировым Государственной фискальной службы (ГФС).

Начав с традиционного для западных структур неопределенного реверанса насчет того, что «на протяжении последних двух лет ГФС достигла определенных успехов в управлении соблюдением налоговых требований налогоплательщикам», авторы перешли исключительно к критике.

Прежде всего, МВФовцы отметили необходимость разработки «стратегического подхода к управлению риском невыполнения налоговых требований и намного больше сделать для укрепления своего потенциала». Говоря человеческим языком, наконец определиться, что Украина хочет делать с непогашением и накоплением налогового долга.

После чего перешли к конкретным рекомендациям.

ГФС должна более активно и успешно бороться с несоблюдением налоговых требований в Украине

- требуют МВФовцы.

«В условиях, когда налоговый разрыв, по оценкам, составляет свыше 30% потенциальных доходов (речь, видимо, идет об оценке уклонения от уплаты налогов. — R0), ГФС необходимо расширить налоговую базу и разработать эффективный стратегический план обеспечения налоговой дисциплины», — говорится в документе.

Рекомендация вполне вменяемая, особенно если посмотреть на результаты «борьбы» Романа Насирова с налоговым долгом.

С момента получения заключения МВФ прошло уже четыре месяца. О разработке стратегического плана ничего не слышно.

Уклонения от уплаты налогов является распространенным явлением

«Если не будут приняты скоординированные меры, многочисленные существенные риски невыполнения налоговых требований в Украине будут расти. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что уклонение от уплаты налогов и несоблюдение налоговой дисциплины являются распространенными явлениями», — говорят эксперты МВФ.

Изучив результаты «борьбы» Насирова с налоговым долгом к июлю, не нужно быть Нострадамусом, чтобы предсказать — руководитель ГФС ничего с этим делать не собирается.

Так и случилось.

Нельзя сказать, что в МВФ сидят романтики, которые надеялись на чудо. «На данном этапе нет уверенности в том, что усилия ГФС относительно обеспечения налоговой дисциплины позволят, даже с течением времени, успешно преодолеть основные риски для налоговой системы Украины.

ГФС не имеет эффективной и полностью скоординированной стратегии, которая бы направила ее практическую деятельность на решение основных проблем, связанных с несоблюдением налоговых требований и обеспечивала бы соответствие ее ресурсов размеру риска и применение наиболее эффективного комплекса мер для обеспечения уплаты налогов", — писали представители Фонда.

Стратегии управления рисками в рамках всей организации не существует

В чем же причина такой бесхозяйственности ведомства Насирова?

«ГФС необходимо как можно скорее внедрить эффективную программу управления риском невыполнения налоговых требований, обособленную от других ее планов», — говорится в рекомендациях Фонда.

О чем это?

Прежде всего, о неумении управлять. «Встречи с руководителями и их заместителями в рамках ГФС показали, что хотя некоторые из них хорошо разбираются в рисках в своих конкретных отраслях, координация управления рисками является слабой, а общей стратегии управления рисками в рамках всей организации не существует».

Зато существует кадровая политика, основанная на назначении людей на основе личной преданности, материальной заинтересованности и политических разменов. Так бывает, когда государство рассматривается не как механизм, а как средство заработка.

Отсюда кадровый голод по большому счету. «ГФС необходимо выйти за рамки органов налогового администрирования в поисках специалиста, имеющего знания в вопросах обеспечения соблюдения налоговых требований и управления рисками, который мог бы видеть проблемы организации в целом и был бы подотчетным главе службы», — так МВФ рекомендует привлечь специалистов со стороны.

Здесь — стоп. Признаемся, в этом моменте чиновники Фонда могут быть не вполне чистоплотны. Обычно такие рекомендации оканчиваются привлечением западных аудиторов, которые мало что в итоге меняют, зато получают неплохой контракт. Также вполне может быть, что дело сведется к назначению некоего «смотрящего».

И еще одна довольно странная рекомендация. «Создание специализированного Директората по управлению рисками имеет важное значение для успешного внедрения и последовательного применения методов управления риском невыполнения налоговых требований».

Необходимость создания некоей новой структуры — крайне сомнительна. Ведь на самом деле проблема не в неспособности взыскивать долги. Проблема в избирательности этого процесса, который (предположительно) позволяет сотрудникам ГФС иметь коррупционные доходы.

Реформы в части урегулирования налоговых споров в МВФ оценили как относительно успешные. Правда, при этом не сослались, на какие показатели они ориентировались при осуществлении оценки. По логике, главным показателем в этом вопросе должно быть сокращение обращений в суды после процедур административного обжалования.

Понимают ли это в МВФ? Очевидно, что да.

Однако на этом этапе вступают в действие некие другие механизмы. Вместо искоренения потенциально коррупционных механизмов, рекомендации могут привести к созданию надстройки над ними. Это может делаться вполне осознанно.

Представители МВФ ударились в необходимость внести изменения в действующее законодательство — причем, по большей части, с очень теоретизированными объяснениями. Опять-таки, умалчивая, что главной проблемой является не отсутствие законодательных норм или необходимость их улучшения. Проблема в том, что фискалы (прежде всего высшее руководство ГФС) могут без особых последствий нарушать эти нормы.

Каким может быть возможное решение? Как вариант — внедрение прямой персональной ответственности должностных лиц органов ГФС за принятие неправомерных решений и/или бездействие.

Но знаете, что умилило по итогу? Часть, посвященная роли председателя ГФС. Представители МВФ умудрились пожалеть Насирова, который пребывает «под постоянным давлением». Ну-ну.