Венгрия

Что показал язык. Почему протестуют соседи Украины

13 сентября 2017 | 07:00

Как и предполагал Realist, новый закон об образовании, в частности ст. 7, в которой речь идет об обучении на языках нацменьшинств, взволновал правительства соседних стран — они начали протестовать. Венгрия назвала его «ударом в спину» и объявила бойкот международным инициативам Украины, президент Молдовы — призвал отменить, МИД Румынии выразил обеспокоенность, в Польше пообещали следить за выполнением. Не преминула выразить свое «фе» и Россия. В этот раз, продолжая тему реформ, Realist разбирался с тем, как нужно было принимать этот закон и как украинцы обучаются в странах, которые возмущены им.

Ожидания и реальность

По данным последней переписи 2001 года, 12,1% населения Закарпатской области составляют венгры. В течение многих лет школьные олимпиады по всем предметам здесь дублировались на венгерском языке, а множество учеников, судя по результатам ВНО, не владеют украинским даже на сносном разговорном уровне.

Видимо не зря председатель Закарпатской ОГА Геннадий Москаль уже призвал президента «ветировать» образовательный закон.

Своя точка зрения на происходящее имеется и у представителей образовательной среды Закарпатья.

«Резкие заявления представителей Венгрии, Румынии, взвешенное заявление польского МИДа, позиция председателя Закарпатской ОГА о необходимости наложения вето на закон, более того, почти ультимативные заявления лидеров организаций национальных меньшинств, имеют в своей основе, помимо прочего, одну причину. А это несостоятельность, а, скорее всего, незаинтересованность украинского законодателя принять после открытого обсуждения в обществе концепцию этнонациональной политики, где бы были четко зафиксированы принципы формирования нации — на основе политических ценностей или этнических», — рассказала Realist’у проректор Ужгородского национального университета, профессор Мирослава Лендьел.

Мирослава Лендьел

«Стремительное реформирование образовательной среды есть, согласитесь, необходимостью в условиях отсутствия стратегии развития государства и обусловило тот конфликт, который возник вокруг нового закона. Убеждена, что каждый гражданин Украины с получением документа, удостоверяющего его субьектность, должен владеть языком на таком уровне, чтобы всеми правами сознательно пользоваться. К сожалению, сейчас ситуация иная. В целом, защищенность права представителей меньшинств будет зависеть от механизмов имплементации этого закона: а здесь все будет зависеть от того, насколько государство, образовательные учреждения и этнические сообщества будут готовы их разработать», — добавила она.

Лендьел подчеркнула, что закон «остается гипотетическим проектом изменений до его подписания президентом Украины». «Учитывая общественный, политический и международный резонанс, президент находится перед сложным выбором: как повысить роль государственного языка в обществе, объединить его на основе языкового стержня и избежать этнополитических конфликтов», — убеждена ученый.

При этом, в том же Ужгородском национальном университете уже несколько лет функционирует украино-венгерский учебно-научный институт, где обучение осуществляется на венгерском языке.

Теперь, после принятия закона, как минимум нужно будет думать, как совместить билингвизм в учебном процессе.

А как там наши

При этом в пограничных поселках Венгрии и Румынии проживают тысячи коренных украинцев.

Эксперт Михаил Зан объясняет, что Венгрия и Румыния обязаны выполнять положения Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств и Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств. Через государственный бюджет и благодаря пестрой сети национально-культурной автономии оба эти государства активно поддерживают этнокультурную жизнь меньшинств.

Михаил Зан
Михаил Зан

Однако, если говорить конкретно об украинцах, то ситуация складывается по-разному.

В Венгрии из-за рассеянного расселения украинского меньшинства практически не создано украиноязычной образовательной сети. За счет государственных средств (около $ 3 тыс. в год) функционируют три украинские воскресные школы в Будапеште, Ниредьгазе, Варпалоте. Они имеют факультативный характер и свободную программу.

В Румынии же, по словам Михаила Зана, представители национальных меньшинств, в том числе и украинцы, проживают компактными этномассивами. Во всех общеобразовательных школах украинский язык и литература (а есть села на Мараморощине, где более 95% населения составляют украинцы) преподается как отдельный факультативный предмет. Только в одном из приграничных лицеев часть предметов преподается на украинском языке.

Дело в том, что румынский законодатель в ст. 13 Конституции декларирует: «Официальным языком является румынский язык», а ст. 32 «Право на образование» еще отчетливее констатирует, что «образование на всех ступенях осуществляется на румынском языке». Согласно румынскому закону «Об образовании» группы, классы, отделения, школы с языками преподавания национальных меньшинств создаются «в соответствии с местными потребностями, по просьбе и в соответствии с положениями закона», при этом не нарушая норму об обучении на официальном румынском языке. Университетское образование на родном языке национальных меньшинств обеспечивается только для двух специальностей — педагогики и культуры.

По мнению исследователя, такие процессы формируют у молодого поколения румын и венгров четко определенное национальное сознание, даже у тех, кто фактически является представителем национального меньшинства.

Подытоживая, Михаил Петрович сказал: «Можно несомненно констатировать, что на данном этапе украинская система образования для представителей национальных меньшинств по сравнению с нашими ближайшими соседями — государствами Центрально-Восточной Европы — есть более либеральной, ведь она обеспечивает фактически весь цикл образовательно-воспитательного процесса на родном языке».

Ситуация, которая развернулась вокруг образовательного закона, наталкивает на вопрос: «Это сейчас мы много запретили или тогда слишком много позволили?».

Тем не менее, дальнейшее развитие ситуации во многом будет зависить от действий нынешней украинской власти.