Интервью

Быть ли Курдистану: эксперт о перспективах создания нового государства

22 октября 2017 | 09:00

О референдуме и предстоящих выборах в Курдистане, а также о возможных сценариях развития ситуации в регионе Realist говорил с Чрезвычайным и Полномочным послом Украины в Турецкой Республике в 2008—2016 годах Сергеем Корсунским.

Референдум о независимости Иракского Курдистана проводился 25 сентября 2017 года на территориях, входящих в автономию Иракский Курдистан, а также некоторых других, контролируемых Эрбилем регионах, в частности в нефтеносной провинции Киркук. Согласно объявленным 27 сентября итогам референдума, 72% из 8,4 млн избирателей, имевших право участвовать в голосовании, воспользовались им. Из них 92,73% проголосовали в пользу независимости Курдистана. По информации телеканала Rudaw, контрольный избирательный орган региона сообщил, что 1 ноября Иракский Курдистан планирует провести президентские и парламентские выборы.

— Сергей Владимирович, существуют ли исторические предпосылки курдского движения за независимость?

— Есть более чем вековая, а на самом деле еще более ранняя история курдского народа, который примерно с 1910 года начал движение за независимость. Предки нынешнего руководителя Курдистана Барзани объединили курдские племена, жившие среди гор Месопотамии, и выдвинули следующие требования к Османской империи: признать язык, оставить за курдами налоги и назначать руководителей исключительно из числа курдов. Они поставили вопрос о необходимости автономии для курдов.

Османская империя эти требования отвергла, а предков Барзани поймали и казнили. В современной истории считают, что примерно 110 лет продолжается история за независимость Курдистана. Также ходят легенды, что 300 лет назад такое государство, как Курдистан, все же существовало, однако это исторически не подтверждено.

Когда началась Первая мировая война, Османская империя стремительно теряла территорию и в 1920 году было подписано специфическое соглашение, в котором шла речь о создании Курдистана. Но позже, когда Ататюрк начал войну за независимость, парламент Турции не ратифицировал и не признал это соглашение. Когда в 1922—1923 годах война за независимость Турции закончилась, то страна получила современные границы, и тогда уже вопрос о каком-либо суверенитете для Курдистана не стоял.

— Вопрос курдской автономии затрагивает не только Ирак, но и соседние Турцию, Иран и Сирию. Какими правами наделены курды в пределах этих стран? С какими проблемами они сталкиваются?

— Общее количество курдов составляет около 40−50 млн человек, и идея о независимости — она среди них живет.

На юго-востоке Турции проживает, по разным оценкам, около 25 млн курдов, которые являются частью турецкого общества. У них действительно отличается речь, немного разнятся традиции исламской религии, у них есть свои обычаи и традиции, а также они время от времени говорят о независимости. Есть у них также и политическая партия, называемая Партия демократии народов, она представлена в парламенте 12 депутатами. Фактически это политическое движение, выступающее за независимость Курдистана. Есть также Рабочая партия Курдистана — это боевики, постоянно осуществляющие теракты уже в течение 40−50 лет.

Рабочая партия Курдистана (с 4 апреля 2002 года)

Конгресс свободы и демократии Курдистана (или KADEK) — курдская политическая организация, созданная 27 ноября 1978 года как марксистско-ленинская (с маоистским уклоном) подпольная группа. Рабочая партия Курдистана (РПК) осуществляла нападения на турецкие дипломатические и коммерческие учреждения во многих странах Западной Европы в 1993 году и весной 1995 года. Пытаясь разрушить индустрию туризма в Турции, РПК подрывала туристические объекты и похищала иностранных туристов. Впрочем, против туристической индустрии она действовала редко и непоследовательно, а методы «слепого террора» с массовыми жертвами среди мирного населения партией не применялись.

На севере Ирака есть несколько городов, где компактно проживают курды, среди которых наиболее известны Киркук, Мусул и Эрбиль. Во времена Саддама Хусейна они имели определенную автономию в рамках Ирака. Но также в течение правления Хусейна были случаи, когда их (курдов. — R0) травили газом; фиксировались случаи, когда во время массовых карательных военных операциях курдов убивали тысячами. Поэтому после падения режима Хусейна курды активизировались. Они (курды. — R0) в принципе неплохие воины, и это позволило им отстаивать свою автономию в рамках нового Ирака. Они также достаточно хорошо вооружены. И еще — там давным-давно «пасутся» русские. Есть даже фотографии Примакова (Евгений Примаков, советский ученый-востоковед, генерал КГБ, начальник разведки РФ, министр иностранных дел РФ, премьер-министр в правительстве Ельцина. — R0) в курдской одежде с автоматом Калашникова среди иракских гор. Кроме того, курды живут в Иране и на севере Сирии, хотя и не так концентрированно.

— Иракский Курдистан обладает большими запасами нефти. Влияет ли этот факт на их стремление к автономии?

Иракский Курдистан

Столица — Эрбиль.
Официальные языки: курдский и арабский.
Государственное устройство — парламентская демократия.
Президент — Масуд Барзани.
Премьер-министр — Барг Салих.
Объявление автономии — 11 марта 1970, получение de facto независимости — октябрь 1991.
Создание Курдского Республиканского Правительства (КРУ) — 4 июля 1992.
Признание центральным правительством Ирака автономии КРУ — 30 января 2005.
Площадь — всего 78 736 км² (в т. ч. спорных территорий).
Население по переписи 2016 — 8 350 000.
Валюта — иракский динар (IQD).

На севере Ирака расположены огромные месторождения нефти и газа, фактически это четвертая или пятая часть всех запасов, которые есть в Ираке. Курды, получив автономию, воспользовались тем, что у них более-менее спокойно и на их территории нормально работающая экономика. Эрбиль — это процветающий город, в отличие от Багдада, где постоянно происходят теракты. Таким образом, при поддержке Турции, курды начали продавать нефть напрямую, несмотря на то, что центральное правительство Ирака постановило: продажа нефти будет осуществляться только через одну государственную иракскую компанию. Они стали получать за это хорошие деньги, инвестировать их в свою инфраструктуру и тем самым укреплять независимость.

Вес курдов в том, что, во-первых — они неплохие боевики, умеющие воевать; во-вторых — это люди, которые «сидят» на нефти; в-третьих, для турок нет хуже беды, чем курдский сепаратизм. Для турок самое страшное, что может быть — это любая легализация курдской автономии, которая спровоцирует процессы автономизации регионов Турции, ведь при таких условиях весь юго-восток они просто теряют. Поэтому в сирийском конфликте турок в первую очередь беспокоит, чтобы на севере Сирии не возник курдский анклав. Большинство их военных действий направлены против тех курдских группировок, которые существуют на территории Сирии.

Когда турки помогли встать на ноги курдам в Ираке, у них завязались очень теплые отношения. Однако турки надеялись, что это удовлетворит курдов и их правительство, и они не будут претендовать на независимость. Турки поссорились с центральным правительством Ирака, которое предъявляло претензии турецкой власти из-за непосредственного сотрудничество с курдами. Ситуацию обостряло еще и то, что новое Иракское правительство представляли шииты, поддерживаемые Ираном, тогда турки (которые являются суннитами) продолжали поддерживать курдов. Однако референдум за независимость Курдистана стал неожиданным и очень болезненным поворотом для Турции.

— В прессе много пишут про «русский след» в курдском вопросе. Можно ли говорить, что Россия помогает курдам бороться за независимость?

— Россияне постоянно «паслись» среди курдов, поскольку для СССР было важно поддерживать курдский сепаратизм как инструмент давления на Турцию, которая была в НАТО. Они поставляли оружие, обучали боевиков. Там и ЦРУ «толклось», но это с другой целью, им было важно иметь влияние на арабов. Факты указывают на очень интересную и непонятную историю, связанную с возникновением идеи о независимости Курдистана.

В прошлом году в декабре впервые «Роснефть» начинает переговоры с курдами о вхождении в их нефтяные проекты. В феврале они заключают первый контракт, после чего курдская делегация приезжает в Санкт-Петербург на форум. 2 июня они (курдская делегация. — R0) встречаются с Путиным, а 7 июня курды провозглашают референдум. При этом известно, что в феврале «Роснефть» авансом заплатила курдскому правительству $ 1 млрд за будущие поставки нефти. Кажется странным, что «Роснефть», имеющая $ 52 млрд долга, обладает финансовой возможностью инвестировать $ 4 млрд в Курдистан, из которых $ 1 млрд даны наличными в аванс. Когда возникает вопрос с референдумом, Турция, Иран, Ирак и США его категорически осуждают, Европа не категорически, но тоже осуждает. Только Россия говорит, что в принципе они за территориальную целостность, но процессы самоопределения народов нельзя остановить. На самом деле, они не говорят «о'кей», но и не говорят «нет».

С моей точки зрения, это фактически спецоперация. В самом сердце очень чувствительного региона возникает зона напряжения, которая абсолютно искусственная.

— Почему она искусственная?

— Курды полностью замкнуты на земле, у них нет выхода к морю, вокруг горы, нет выхода на торговые пути. Они могут торговать или через Иран, или через Турцию. Если они провозглашают независимость, то обе эти страны просто закрывают границу и на этом все заканчивается. Этот процесс просто бессмыслен.

— На 1 ноября в Курдистане анонсировано проведение парламентских и президентских выборов. Будут ли они иметь какую-то значимость и не приведут ли к стремлению центральной власти Ирака применить силовой сценарий?

— Прежде всего нужно разделять эти два вопроса. На фоне энтузиазма будет переизбрана нынешняя местная власть — это может быть как политический сценарий. Военный же сценарий очень опасен. Только в Сирии насчитывают 25 тыс. курдских боевиков, очень хорошо подготовленных и оснащенных американцами, так называемые сирийские курды. Я уже не говорю о том, сколько их в Курдистане. Это очень хорошие воины.

Силовой сценарий приведет к серьезной гражданской войне. Я думаю, что силовой сценарий ни в интересах Турции, ни в интересах Ирака. По моему мнению, закончится это все политическим давлением и экономической блокадой, и они будут требовать, чтобы результаты этого референдума ни к чему не привели.

Вся эта «каша» будет вариться до тех пор, пока Россия не перестанет туда вмешиваться, и пока не будет решен сирийский вопрос. Ситуация в регионе очень сложная. Треугольник, который сейчас решает вопрос Сирии (Россия, Турция и Иран) — это самое ужасное, что можно себе представить. Потому что, с одной стороны, турки и русские, несмотря на всю показную любовь, в глубине души друг друга не любят. Сунниты-турки и шииты-иранцы — это исторические враги, еще со времен Османской и Персидской империй. Там очень напряженные на самом деле отношения, хотя внешне это выглядит как дружба. Все эти процессы очень неустойчивы и прогнозировать что-либо чрезвычайно трудно.

Я уверен, что курды не будут провозглашать независимость, скорее всего, они используют этот референдум для переговоров с Багдадом, чтобы отстоять еще большую автономию. Как минимум, чтобы они имели право продавать нефть напрямую. Это ключевой вопрос. Они фактически с турками это уже делали, но вопреки законодательству Ирака.