Мнение/Сергей Корсунский

Битва за Африку: на что нацелились США и Россия

14 марта 2018 | 09:45

Сергей Корсунский, директор Дипломатической академии им. Г. Удовенко при МИД Украины, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины


Международный женский день 8 марта Рекс Тиллерсон (теперь уже бывший госсекретарь) и Сергей Лавров встретили в одном и том же отеле в Аддис-Абебе, столице Эфиопии. Однако они не смогли там увидеться — слишком напряженными были их программы.

Госсекретарь США прибыл в Африку с особой дипломатической миссией. В течение недели ему предстояло посетить пять стран континента южнее Сахары, которым США намереваются оказывать помощь и которые важны с точки зрения борьбы с терроризмом. Программа Лаврова выглядела несколько иначе: Зимбабве, где Россия инвестировала $ 3 млрд в платиновые копи, Ангола, Намибия и Мозамбик, куда, учитывая историю общей борьбы с империализмом, можно продолжать поставлять оружие, да политически нестабильная Эфиопия, куда также вполне возможно поставлять оружие и миротворцев. Москву также традиционно интересовали прилегающие к южному флангу НАТО североафриканские Ливия и Египет. В Ливии не прекращается гражданская война и, как считают эксперты, именно туда вскоре переместится часть российских наемников из Сирии, а Египет стал особенно привлекательным после открытия там крупнейшего в Средиземном море газового месторождения Зохр, со-разработчиком которого в конце 2016 года стала «Роснефть».

Африканский континент на протяжении последних десятилетий занял приоритетное место в политике крупнейших мировых держав.

Тут сосредоточены огромные и сравнительно дешевые природные ресурсы, имеются серьезные возможности для поставок оружия и продовольствия вечно воюющим между собой странам и племенам, ну, и голоса африканских государств бывают крайне полезны при голосованиях на Генассамблее ООН. За внимание правительств африканских стран идет настоящая борьба, иногда без правил, переходящая, по мнению ведущих аналитиков, в настоящую битву. Ее участниками являются те же, кто претендует на лидерство на глобальной политической арене — США, Китай и Россия. Однако в данном случае присутствует и четвертый игрок — Турция, по множеству параметров весьма успешно конкурирующая с основным «треугольником».

Рекс Тиллерсон и Сергей Лавров встретили 8 марта в одном и том же отеле в Аддис-Абебе
Рекс Тиллерсон и Сергей Лавров встретили 8 марта в одном и том же отеле в Аддис-Абебе

Но вернемся к Тиллерсону. Госсекретарь США прибыл в Африку в то время, когда Администрация Трампа открыто заявила о резком, на 37%, сокращении программ помощи странам континента, включая глобальные инициативы в области демократии, лидерства и здравоохранения. Перед поездкой он выступил в Университете Джорджа Мейсона в Вирджинии, где объявил о пакете «продовольственной» помощи в $ 533 млн на преодоление голода в Эфиопии, Сомали, Южном Судане, Нигерии и Чаде. Действительно, США являются крупнейшим донором гуманитарной помощи и миротворческих операций, однако эксперты отмечают, что каких-либо новых серьезных инициатив от Администрации Трампа ожидать не приходится. В Государственном департаменте остаются вакантными большинство позиций в соответствующих подразделениях и до сих пор не назначен помощник заместителя госсекретаря, который должен руководить Африканским бюро. Девять посольств США в регионе остаются без послов, и среди них такие важные, как Сомали, Южно-Африканская Республика, Демократическая республика Конго. Президент Трамп отказался принимать участие в специальном саммите G-20 по Африке и, как сообщала в свое время The Washington Post, публично назвал страны континента «вонючими дырами», чем вызвал протест Африканского союза, в который входит 55 государств. В 2017 году показатели торговли США с Африкой оказались наихудшими с 2006 года (всего $ 37 млрд по сравнению с китайскими $ 220 млрд), и даже личное знакомство бывшего руководителя ExxonMobil со многими главами правительств нефтегазоносных государств Африки вряд ли заменит системную политику в отношении континента. Кроме Эфиопии, Тиллерсон посетил Джибути, Кению, Чад и Нигерию. Основными темами для переговоров были вопросы безопасности (в 50 странах Африки находится до 6000 американских военных, включая 800 человек в Нигере), а также попытки противостоять экспансии Китая, который продвигается в Африке небывалыми темпами. Аналитики отмечают, что в программе визита отсутствовали ЮАР, где недавний политический кризис привел к отставке президента Зумы, а парламент проголосовал за насильственную экспроприацию земель белых фермеров, и Нигер, где недавно погибли четыре американских спецназовца, попавших в засаду во время, как считают специалисты, плохо подготовленной операции.

Критика в адрес Китая занимала центральное место в публичных заявлениях Госдепа накануне и во время визита.

По мнению американских дипломатов, практика китайских инвестиций в регион, какими бы привлекательными они не выглядели со стороны, на самом деле часто содержит коррупционную составляющую, а сами кредиты увеличивают долговую нагрузку на правительства и без того небогатых стран и не содействуют созданию рабочих мест. Тиллерсон заявил, что «США готовы рассмотреть устранение барьеров для инвестиций и торговли с Африкой», содействовать формированию условий для устойчивого развития на основе верховенства права и искоренения коррупции. Однако остается неясным, насколько слова госсекретаря могут быть услышаны в странах региона, если американские инвестиции просто не сравнимы с китайскими (к примеру, в Эфиопии американские инвестиции составляют $ 567 млн против $ 15 млрд китайских). В то же время аналитики отмечают, что если Китай в первую очередь нацелен на инфраструктурные проекты, то США — на образование, систему здравоохранения и вопросы безопасности.

«Для того чтобы понять, куда движется мир, следует осознать, что Африка – это будущее, — заявил накануне визита Тиллерсон. – Уже в этом году шесть из десяти наиболее динамично развивающихся стран будут африканскими, а к 2030 году Африка станет домом для четверти мировой рабочей силы».

На слушаниях в Конгрессе, которые прошли за день до начала визита госсекретаря, командующий восками США в Африке генерал Томас Уалдхаузер заявил, что проблемы Африки не могут быть решены военным путем, и призвал законодателей поддержать усиление дипломатического присутствия на континенте. Его выступление на слушаниях привлекло особое внимание еще и потому, что именно в Африке стало очевидной серьезная конкуренция военным интересам США со стороны Китая. Именно в Джибути, на перешейке Аденского залива, где находится крупнейшая военная база и центр антитеррористических операций США на континенте — «у нас на заднем дворе», как выразился генерал Уалдхаузер — Китай строит свою военную базу, очевидно, лишь первую из многих. Еще в сентябре 2017 года в отчете американской разведки отмечались планы Китая по строительству военных баз за рубежом, что рассматривается США как прямой вызов их национальным интересам. В Африке уже служат 2500 китайских миротворцев. По мнению командующего силами США в Африке, сотрудничество с китайскими военными в Джибути, которое существует на сегодняшний день в гуманитарных вопросах и в области борьбы с терроризмом, должно сопровождаться серьезными мерами по информационной защите американских частей и проведению серьезных контрразведывательных мероприятий, чтобы «не быть застигнутыми врасплох в случае потенциального конфликта». В то же время, он отметил, что «пока мы говорим и обещаем, китайцы строят торговые центры и стадионы», чем привлекают на свою сторону население и правительство. В результате КНР уже фактически контролирует большинство операций в крупнейшем порту Джибути, через который осуществляются, в том числе, поставки для армии США, а правительство этой крохотной страны задолжало Пекину более миллиарда долларов.

Командующий войсками США в Африке генерал Томас Уалдхаузер заявил, что проблемы Африки не могут быть решены военным путем
Командующий войсками США в Африке генерал Томас Уалдхаузер заявил, что проблемы Африки не могут быть решены военным путем

Обстановка в Джибути является весьма показательной для понимания сегодняшней ситуации в Африке, где Китай активно развивает свое присутствие, не особо обращая внимание на вопросы демократии, права человека и верховенства права, о которых говорят США. По мнению аналитиков, если Вашингтон уже в ближайшее время не сформулирует четкую и ясную политику по отношению к Африке, Китай займет большинство лидирующих позиций и потеснить его будет очень сложно. Однако в «африканском противостоянии» существует и дополнительный, очень важный элемент, который нельзя сбрасывать со счетов — это Турция. Факты говорят сами за себя. Турция открыла в Африке 40 посольств (в 2009 году их было 12), с 2004 года Эрдоган осуществил 39 визитов в 24 страны континента в сопровождении многочисленных делегаций министров и бизнесменов. В декабре прошлого года он посетил Чад, Тунис и Судан, а уже в феврале 2018-го — Алжир, Мавританию, Сенегал и Мали. В 2015 году объем помощи Анкары странам южнее Сахары составил почти $ 400 млн. Торговля Турции со странами Африки утроилась с 2003 года и составила в прошлом году $ 18,8 млрд при значительном положительном для Турции сальдо (это почти в шесть раз больше скромных $ 3,6 млрд торговли Африки с Россией). Турецкие инвестиции в регион превысили $ 6 млрд (в 2003-м — 100 млн), созданы 35 двусторонних торгово-экономических комиссий. Турецкое агентство технической помощи ТИКА открыло в странах Африки 21 офис по координации проектов помощи, с 1992 года Турция предоставила гранты на получение образования более 8 тыс. студентам и аспирантам из стран континента. Турецкие авиалинии летают в 51 аэропорт 33 африканских стран (в 2009 году — 13).

В Анкаре открыты посольства 33 стран Африки, Культурный центр Африки.

В 2017 году в Стамбуле состоялись масштабные турецко-африканские конференции по вопросам здравоохранения и образования, регулярно проходят саммиты по развитию сотрудничества с Африкой. В прошлом году в Сомали был открыт турецкий тренировочный центр для Национальной армии Сомали, а в 2015-м там же начал функционировать огромный турецкий госпиталь. Эта страна занимает особое место среди приоритетов Турецкой Республики (ТР) — в ней находится самое большое дипломатическое представительство Анкары за границей. Госпитали, построенные и финансируемые Турцией в рамках программ помощи, открыты и в других странах, в частности в Судане.

В 2008 году на саммите Африканского союза (АС) Турция была провозглашена стратегическим партнером для континента — с 2009 года Турция ежегодно предоставляет АС $ 1 млн помощи. В этом году в Стамбуле состоится масштабный саммит в ознаменование десятилетия этого события. Третий Саммит сотрудничества Турция — Африка состоится в 2019-м. По официальным данным турецких информационных агентств, компании ТР осуществили в регионе 1150 строительных проектов на сумму более $ 55 млрд, создали почти 800 тыс. рабочих мест (для сравнения — китайские инвестиции оцениваются в $ 66 млрд и 130 тыс. рабочих мест). На протяжении последних 20 лет Турция последовательно и настойчиво осуществляет политику расширения своего присутствия в странах Африки, причем как севернее, так и южнее Сахары, и, по мнению аналитиков, эта политика является весьма успешной. С ней вынуждены будут считаться и в Вашингтоне, и в Пекине.

С 2004 года Эрдоган осуществил 39 визитов в 24 страны континента в сопровождении многочисленных делегаций министров и бизнесменов
С 2004 года Эрдоган осуществил 39 визитов в 24 страны континента в сопровождении многочисленных делегаций министров и бизнесменов

Масштабы дипломатического и экономического присутствия Украины в Африке могут быть охарактеризованы как минимальные, хотя в последнее время стали заметными усилия по развитию торгово-экономических связей. В нынешних условиях становится также очевидным, что окно возможностей сужается, а опыт Китая и особенно Турции показывает, что без системных инвестиций, масштабных программ помощи и четко сформулированных приоритетов закрепиться на африканском рынке будет чрезвычайно непросто. В этой связи нелишним будет вспомнить, что о готовности помочь Украине в Африке неоднократно говорили наши стратегические партнеры из ТР. Наши экономики во многом взаимодополняющие и, возможно, именно в контексте работы на африканских рынках украино-турецкое стратегическое партнерство могло бы обрести новое дыхание.