Банки

Банковские кризисы: НБУ собирается прекратить эти «бесконечные истории»?

08 декабря 2018 | 11:20

Руководство Национального банка Украины заявило, что отечественная экономика успешно преодолевает последствия банковского кризиса, разразившегося четыре года назад. Регулятор признал, что Украина вошла в тройку стран-лидеров, где наиболее часто случаются банковские кризисы. И представило экспертному сообществу дополнительные меры для их упреждения, которые также должны способствовать созданию условий для устойчивого экономического роста. Вместе с тем, некоторые эксперты полагает, что тягучий кризис в секторе продолжается, и во многом вследствие политики самого Регулятора. Realist разбирался, в каком состоянии пребывает банковская система страны, и что мешает вернуть к ней доверие граждан.

От резких движений к благоразумию

Представляя документ под громким названием «Стратегия макропруденциальной политики (дальновидной, благоразумной) в Нацбанке обосновали его актуальность необходимостью преодолеть последствия банковского кризиса, разразившегося четыре года назад, ибо по частоте системных банковских кризисов Украина входит в тройку стран-лидеров в мире.

За последние 20 лет отечественную банковскую систему «штормило» трижды: спад в 1998 году, затем накрыла волна мирового кризиса 2008−2009 годов и, наконец, обвал вследствие после Революции достоинства и российской агрессии в 2014 году.

«Прямые потери экономики от последнего банковского кризиса (2014−2016 годов) составили почти 40% ВВП. Последствия этого кризиса существенно ограничили банковское кредитование и экономический рост. Это свидетельство того, какой высокой может быть цена недостаточно эффективного регулирования финансового сектора — как для отдельных финансовых учреждений, так и для системы в целом», — говорится в заявлении Регулятора.

В НБУ напомнили, что с тех пор была проведена существенная работа по преодолению последствий кризиса: реформирована система надзора за отдельными банками; введены более жесткие требования к участникам рынка (их капиталу, ликвидности и корпоративному управлению), в следствие чего банковская система страны становится более прозрачной.

Регулятор и дальше планирует совершенствовать механизмы контроля за банковскими учреждениями. «Основное содержание макропруденциальной политики НБУ заключается в серии мер, которые сводятся к усилению контроля над банками, собственниками, аффилированными лицами (держателями крупных пакетов акций, членами советов директоров и так далее), а также проверке платежеспособности заемщиков, чтобы предотвратить рост объемов „плохих“ кредитов», — комментирует Realist’у заместитель директора Национального института стратегических исследований Ярослав Жалило.

По его словам, на момент кризиса в 2014 году финансовая система уже была в зоне риска — в том числе, из-за непродуманной экономической политики тогдашних властей.

«На рынке работало множество банков, включая мелкие. Система контроля над заемщиками была слабой, а роль аффилированных лиц — большая, структура кредитов - неэффективной, и высокая зависимость от операций с государственными ценными бумагами», — говорит Жалило.

Теперь Нацбанк, реализуя макропруденциальную политику, исправляет ситуацию: усилить контроль над сектором и убрать с рынка проблемные банки.

«Заслуга Национального банка в том, что ему в условиях политического шока удалось сохранить банковскую систему как таковую и не допустить краха. В 2016 году закончился спад, и началось оздоровление национальной экономики, что в свою очередь ознаменовало завершение банковского кризиса», – считает эксперт.

«Кризис продолжается»?

Далеко не все эксперты положительно оценивают политику, которую Национальный банк проводит последние четыре года. Более того, считают, что банковская система страдает от затянувшегося кризиса, если оценивать результаты политики НБУ по трем основным критериям: стабильность национальной валюты, доступность кредитных ресурсов для бизнеса и надежность банковской системы в целом.

«Банки продолжают закрываться, бизнес не кредитуется, „долларизация“ отечественной экономики остается высокой», — заявил в комментарии Realist'y глава Комитета экономистов Украины Андрей Новак. Он также обращает внимание, что курс доллара в Украине стабильно растет, начиная с 2014 года, вне зависимости от траншей МВФ.

Напомним, в госбюджете на текущий год правительство и НБУ закладывало курс доллара в пределах 30 грн к концу года. Сейчас он колеблется в пределах 27−28 грн, за долл, и ждать, что доллар «откатится» назад не стоит.

«Нацбанк по-прежнему делает ставку на крупных экспортеров: мол, они, получая дополнительные доходы, вытянут отечественную экономику. Но в итоге, у нас самые низкие зарплаты и пенсии, и по уровню жизни нас обогнала даже Молдова, у которой-то основные ресурсы – сады и виноградники», – говорит Новак.

Примером непоследовательности государственной политики в финансовой сфере он считает принятие закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно возобновления кредитования». Realist' затрагивал эту тему в одном из предыдущих материалов. Документ вызвал ряд претензий со стороны экономистов и юристов, которые занимаются судебными тяжбами с участием банков. Несмотря на название, в нем недостаточно механизмов, чтобы достичь главной цели — сделать доступными кредиты для бизнеса.

Он вносит изменения в ряд законов, которые расширяют инструменты для возврата долгов. Президент Петр Порошенко подписал закон в конце октября. В ноябре он вступил в действие.

Политический интерес к банкам

Объяснение Нацбанком своей политики необходимостью излечить банковскую систему от частых, по сравнению с большинством стран, кризисов, эксперты восприняли неоднозначно. Так, экономист Александр Охрименко, глава Украинского аналитического центра, считает, что таким образом центробанк оправдывает провалы в своей политике.

«Заявления о том, что Украина оказалась в неком рейтинге государств с нестабильной банковской системой – манипуляции. Мол, другие страны также сталкиваются с подобными проблемами. Основная их цель – скрыть рукотворный характер банковского кризиса в нашей стране», – заявил он в разговоре с Realist’ом. Охрименко обратил вниманием, что говоря о том, что Украина – в тройке стран с наиболее частыми кризисами банковской системы, в НБУ не дают никакой уточняющей информации о таком исследовании.

Финансовую систему в 2013—2015 годах страны подкосили несколько факторов: острая фаза противостояния в ходе Евромайдана, которая спровоцировала валютную панику; девальвация гривны на фоне российской агрессии и политика НБУ во главе с Валерией Гонтаревой, которая исказила реформу банковского сектора в угоду политическим интересам.

«Под видом санации финансовой системы власти зачищали банки, через которые могли финансировать протестные акции. Президент Порошенко прекрасно знает „финансовую механику“ последнего Майдана, как финансировались и организовывались протесты. Для него важно, чтобы этот „меч“ не обратился уже против него. Вначале расправились с банками, связанными с „семьей“ Януковича, потом переключились на остальные. Пока не „отжали“ Приватбанк Петр Алексеевич не успокоился», — говорит Охрименко.

В итоге доля государственных банков в Украине аномально увеличилась. По словам заместителя министра финансов Юрия Гелетея, с национализацией ПриватБанка она составила 55%. Чиновник назвал ориентир в финансовой политике НБУ — уменьшение ее до 24%, заметив, что до 2014 года у государства было 27% рынка.

Как следствие банковская система не может развиваться, потому что кредиты доступны, в основном, для государственных монополий, а предпринимательский сектор не может занять деньги под приемлемые проценты.

«Гонтарева, по-видимому, понимала, что разрушает банковскую систему страны, и рано или поздно за это придется отвечать. Не зря после увольнения она перебралась в Великобританию. Как известно, британские власти не выдают тех, кто получил разрешение на долгосрочное пребывание в стране», — считает экономист Охрименко.

Перегрев недоверия

Политические дрязги и социально-экономическая нестабильность привели к тому, что украинцы не доверяют своим банкам. По данным фонда «Демократические инициативы» им. Илька Кучерива и Центра им. Разумкова, на лето 2015 года (самый разгар кризиса) около 76,5% украинцев совсем или преимущественно не доверяли.

За три года отношение не изменилось.

Согласно исследованию Центра Разумкова, по состоянию на лето текущего года, Нацбанку совокупно тех, кто совсем не доверяют и, скорее не доверят, было около 76,2% опрошенных, а коммерческим банкам — около 80,2%.

Научный директор фонда «Демократические инициативы» Алексей Гарань отмечает, что восприятие общества не всегда совпадает с реальной ситуацией в экономике. Сейчас, по сравнению с 2015 годом ситуация в экономике стабилизировалась, но на фоне информационного «перегрева» и предвыборных манипуляций недоверие общества к банкам сохранилось на том же уровне.

«Была проведена санация банковской системы, которую положительно встретили наши западные партнеры, а реакция общественности была неоднозначной. Более сотни банков, которые занимались теневыми схемами и спекуляциями, лишились лицензии. И хотя при этом граждане не пострадали, недоверие к финансовой системе осталось, — говорит Алексей Гарань. —  Полагаю, из-за того, что общество наше склонно оценивать сквозь призму крайностей: „зрада“ или „перемога“. СМИ и соцсети заточены на негативе, хотя реальные показатели в экономике лучше, чем в 2015 году».

Население в целом не доверяет политическим и социальным институтам: президенту и правительству — около 80% опрошенных, Верховной Раде — 85,6%, а государственному аппарату (чиновникам) — 85,3%.

Но люди воспринимает ситуацию в экономике сквозь призму собственного благосостояния, соотношения доходов с ценами и тарифами, а не на основании отчетов чиновников. Недоверие к политике НБУ и банковской сфере во многом обусловлено падением уровня жизни и покупательной способности на фоне скачков курсов валюты.