Роскошь

Бриллиантовый бум

28 декабря 2016 | 16:35

В последние десятилетия стали добывать больше алмазов, чем когда-либо прежде. Цены огромны, как и риски, пишет британский журнал The Economist.

Ранее в этом году алмаз размером с теннисный мяч пошел на продажу на аукционе Сотбис. Это самый крупный алмаз, найденный после открытия Куллинана (3106,75 карата, или 621,35 г) в 1905 году.

У шахтеров все лучше получается искать и сохранять большие алмазы. Большинство крупных алмазов, найденных в последние годы, были осколочными. Несмотря на их замечательную прочность, алмазы также очень хрупки.

Для большинства людей удивителен факт, что если уронить алмаз на землю под прямым углом, он может повредится. Усилия шахтеров теперь имеют смысл, потому что цены на более редкие алмазы возрастут. Один карат высококлассного бриллианта может продаваться по цене менее $ 30 тыс., но гораздо более редкий 100-каратный камень будет продаваться по цене $ 20 млн (то есть $ 200 тыс. за один карат).

Тем не менее, хотя цены намного выше, в верхнем сегменте рынка риски слишком высоки. Ведь немного найдется покупателей на розовый бриллиант стоимостью $ 10 млн. Пока существует лишь несколько ювелирных домов с капиталом, которые могут рисковать и покупать бриллианты стоимостью в десятки миллионов долларов каждый.

10 крупнейших алмазов в течение последних трех лет, и большинство из них происходят из двух шахт: Летсенг в Лесото и Карове в Ботсване.

Эти находки могли бы и дальше украшать репутацию De Beers, самой известной алмазной компании в мире, но она избавилась от обеих шахт. Карове, например, была продана в 2009 году за $ 49 млн.

До начала 2000-х годов De Beers была синонимом бриллиантов. Фирма сохранила рост спроса благодаря рекламе с лозунгом «бриллиант навсегда». Она также жестко ограничила запасы, чтобы держать цены на высоком уровне, так как миллионы каратов были выкопаны из шахт и в России, и по всей Африке. На пике своего могущества De Beers контролировала добычу более 80% алмазов в мире. Тем не менее, ее тяжелая рука также душила инновации, особенно в горнодобывающей промышленности и технике восстановления алмазов.

В начале 2000-х годов давление со стороны регулирующих органов заставили De Beers ослабить свою монополию, и теперь ее доля продажи бриллиантов составляет лишь около трети мирового рынка. Новые участники в бизнесе, с различными приоритетами, инвестируют в новые технологии восстановления. Быстрый темп последних открытий может быть, в частности, следствием этого изменения в структуре алмазного рынка.